1 - 4 июля 2019 — Нур-Султан, Казахстан

1 - 4 июля 2019

04/07/2019, 15:35

Глава ЕБРР: Мы ждем серьезных реформ в банковском секторе Казахстана

На этой неделе президент ЕБРР Сума Чектабарти прилетел в Казахстан для участия в финансовом форуме Astana Finance Days, совете иностранных инвесторов, а также для встреч с руководством страны, чтобы обсудить реформы и дальнейшие перспективы совместного сотрудничества. В интервью деловым изданиям Казахстана Чакрабарти рассказал о развитии банковского сектора страны, возможном участии ЕБРР в IPO нацкомпаний и почему реализация проекта Большой Алматинской кольцевой автодороги может дать серьезный толчок развитию государственно-частного партнерства в Казахстане.

Господин Чакрабарти, это ваш седьмой визит в Казахстан в качестве президента ЕБРР, какие изменения вы видите?

Я приезжаю каждый год, вижу потенциал и отмечаю рост в развитии данной страны. ЕБРР инвестирует в Казахстан в течение многих лет. Мы инвестировали в Казахстан 9,1 млрд долларов, запущено более 260 проектов. Если посмотреть последние 18 месяцев, мы смогли инвестировать еще 1 млрд долларов в 43 проекта. То есть наращивается темп. На этот раз я приехал, чтобы обсудить с руководством страны новые возможности ЕБРР в Казахстане. Президент Касым-Жомарт Токаев, премьер-министр Аскар Мамин, спикер сената Дарига Назарбаева, министр финансов Алихан Смаилов, председатель правления «Самрук-Казына» Ахметжан Есимов, управляющий МФЦА Кайрат Келимбетов – это все хорошие друзья ЕБРР, и мы обсуждали дальнейшие реформы, которые необходимы в этой стране и какие инвестиции банка можно еще сделать. Мы полагаем, что реформы очень важны. Казахстан достиг очень многого с момента своей независимости. Многим странам требуются реформы, но в этом смысле Казахстан конкурирует с другими государствами, с точки зрения инвесторов. И, конечно же, инвесторов интересует наилучший инвестклимат. Поэтому нужно подталкивать дальше вопросы приватизации, проектов ГЧП, тарифных реформ. И это можно сделать только благодаря наилучшему инвестклимату.

Что сегодня хочет сделать ЕБРР в Казахстане?

Это рост частного сектора. Еще больше. Если посмотреть за последние 18 месяцев, почти 70% того, что мы делаем, сделано в частном секторе – это очень хороший показатель. Но мы можем сделать больше. Мы работаем во всех областях и почти по всем секторам. Это тоже очень важный момент. Мы работаем с ростом инфраструктуры, мягкой инфраструктурой, возобновляемыми источниками энергии, малым и средним бизнесом – то есть в любой области можно найти инвестиции ЕБРР. И та область, которую я предлагаю для рассмотрения правительства и Нацбанка – это банковский сектор. На самом деле, требуются огромные реформы. Но это очень важно, потому что в любой современной развивающейся экономике банковский сектор играет очень важную роль в том, чтобы направлять потоки сбережения людей и, соответственно, инвестиционные потоки. В этом смысле банки играют очень важную роль. У Казахстана есть огромные возможности произвести определенные улучшения. И я думаю, что ЕБРР также станет ведущим игроком именно в банковском секторе.

Какие конкретно реформы вы ожидаете в банковском секторе Казахстана?

Мы провели небольшой внутренний обзор банковского сектора. Мы хотели бы больше увидеть укрепление банковского сектора, консолидацию, вопросы, связанные с добросовестностью, целостностью. Ключевое – это обзор качества активов, который запущен буквально недавно. Мы встречались с председателем Нацбнака и он говорил, что эта работа закончится где-то к концу декабря. Поэтому мы отправим одного из управляющих директоров, который отвечает за банковский сектор, в Казахстан этим летом, получим его заключение, посмотрим на результаты обзора качества активов и в январе следующего года примем решение об объеме инвестиций, который будет необходим. Все будет зависеть от того, как будет проведена оценка активов. Предстоит проделать большой объем работы. В основном, мы инвестируем двумя способами. Первый – это заимствования, чтобы помочь банкам двигаться в нужном направлении. Не только кредитная линия, но и какая-то техническая помощь, чтобы улучшить способности самого банка. Еще область – это приобретение собственного капитала в банке до приватизации. Мы часто так делаем, примером тому служит Белоруссия, где мы до приватизации делаем определенные инвестиции. Это очень важно. Для того, чтобы принять решение об инвестициях, мы должны представить чистую картину нашему руководству. Вопросы инвестиций основаны на технических знаниях и здесь, чтобы принять решение, нам надо дождаться результатов оценки качества активов.

Вы уже для себя понимаете, с какими конкретно банками будете работать после оценки качества активов?

Нам надо подождать до тех пор, пока не будет сделана оценка активов и Нацбанк однозначно будет уверен с точки зрения программы развития банковского сектора. Я не говорю, что у нас есть какой-то конкретный банк наготове, но все должно быть основано на надежной целесообразной стратегии. И, как я говорил ранее, у нас есть пример в других странах, где мы участвовали в реструктуризации банковского сектора. Обычно это предполагает вовлечение вопросов о консолидации, вопросов предприватизации, собственного капитала, механизмов кредитных линий и возможности руководящего состава. Все это будет частью участия ЕБРР. И можно с уверенностью сказать, что ЕБРР не заинтересован работать только с крупными банками. Так же, как и в реальной экономике, мы работаем и с МСБ, и с крупными корпорациями. То же самое с банковскими корпорациями. Мы планируем участвовать в работе не только с крупными банками, но и с банками, которые поменьше. Но должно быть надежное управление, чтобы услуги, которые предоставляет банк, были качественными и прозрачными. У нас есть эксперты, которые работают с банками, с женщинами-предпринимателями, есть специалисты и проекты по сельскому хозяйству. Это тоже вопросы, которые надо изучать. Но все основано на конкретном анализе и доказательствах, а не просто на каком-то ранее принятом решении. Нам понадобится полгода, прежде чем принять решение.

А какова сегодня доля фининститутов в портфеле ЕБРР?

В Казахстане она составляет 4%. Это очень мало в сравнении с другими странами, где у нас есть операции. Банковский сектор очень важен для развития любой страны. Вот почему я подчеркиваю важность развития банковского сектора. Эту долю надо увеличивать. Это не значит, что мы должны забывать о других отраслях, либо брать их часть и перенаправлять в банковский сектор. Нет, надо просто увеличивать долю банковского сектора в нашем портфеле. Я думаю, сейчас для Казахстана самое подходящее время, потому что мы будем разрабатывать для вашей страны новую стратегию партнерства на 2020-2025 год. И, как только обзор банковского сектора будет сделан, мы сможем понять, сколько сможем инвестировать в банковский сектор, исходя из новой стратегии партнерства с Казахстаном.

В прошлом году вы говорили о том, что ЕБРР готов участвовать в IPOнациональных компаний. В частности, покупать акции Казахтелекома, КазАтомПрома и Эйр Астаны. Как сейчас продвигается эта работа?

Мы находились в самом сердце актуализации приватизации этих предприятий и достигли определенного успеха. Мы убеждаемся в том, что сроки приватизации идут своевременно, Казахстан принял обязательства довести приватизацию и сделать это качественно. Это очень важно. Потому что если приватизация пройдет хорошо, стратегические инвесторы наверняка захотят прийти в Казахстан. И мне нравится тот факт, с какой скоростью данный процесс идет. Возможно, есть объекты приватизации, которые могут нас заинтересовать. Иногда даже инвестиции приходят до приватизации. То есть, мы пытаемся понять, в каких объектах приватизации мы можем сделать наибольшую ценность. Возможно в другие объекты мы сможем инвестировать, если не в эти три, о которых вы сказали.

Вы говорили, что в ближайшей перспективе рассматриваете приобретение миноритарной доли, то есть до 25% в АО «Казахтелеком». Эти планы сохраняются?

То, что было сказано в прошлом году, это как общий интерес в IPO. Мы не смогли участвовать в определенных компаниях, потому что у нас были предельные мандаты. Но Казахтелеком, Эйр Астана, КТЖ и другие компании – многие уже являются нашими клиентами. И мы включали серьезную возможность быть участниками этого IPO в качестве инвесторов. Но слишком рано говорить о конкретных возможностях инвестировать и быть частью приватизации.

Вы уже затронули тему проектов ГЧП. Правительство Казахстана надеется обновить автодорожную сферу, региональную инфраструктуру через механизм ГЧП. И здесь большой расчет идет на участие в этом международных институтов, в том числе, ЕБРР. Будет ли какая-то активизация в этом секторе и что для этой активизации необходимо международным финансовым институтам от местных властей?

ГЧП – это та область, к которой надо прибегать правительству. Как мне кажется, самый важный сигнал, который правительство может дать, с точки зрения серьезности подхода ГЧП, – это БАКАД (Большая Алматинская кольцевая дорога - V). Это проект на основе ГЧП. Все этапы планирования и закупок уже прошли, и двигались достаточно долго. Но ЕБРР объединяет свои усилия с другими международными финансовыми институтами с точки зрения создания консорциума. И я бы сказал, что это самый крупный проект в Центральной Азии. Очень важно это сделать не только для Казахстана, но и для всего региона. Если говорить о подписании, я думаю, что в течение следующих недель мы уже перейдем на подписание данного проекта – это как раз-таки заложит путь для новых сделок на основе ГЧП в Казахстане. Ряд больниц, автодорог в Казахстане уже продвигаются на основе ГЧП, и очень много идей для создания таких проектов. Мы сейчас изучаем все это. Но БАКАД тянется очень долго и надо его уже запустить. Как только мы подпишем его, мы дадим путь другим проектам. Есть примеры других стран: Турция – один из самых ярких примеров, где ЕБРР активно и успешно инвестировал в различные проекты ГЧП, в частности, в секторе здравоохранения. Для нас это не новый подход, это уже подтвердивший свою эффективность подход. Но как только Казахстан запустит и реализует БАКАД, я думаю, что очень много проектов ГЧП появится. Потому что у иностранных инвесторов, с точки зрения ГЧП в Казахстане, есть большой интерес. Но надо сделать правильно. Речь идет не только о приватизации. Если приватизация пройдет не очень хорошо, весь рынок приватизации, наверно, столкнется с риском. То же самое касается проектов ГЧП. То есть, мы долго шли к БАКАДу и сейчас самое время одобрить его и начать.

VK
TG
WA

Другие новости